VESTI_промо.gif
58.46 $ 69.18 €
Яндекс.Погода

Трансляция спектакля московской «Школы Современной пьесы» собрала зал в Тюмени |

Трансляция спектакля московской «Школы Современной пьесы» собрала зал в Тюмени
Сегодня в Тюмени организаторы 8-го Международного театрального молодежного фестиваля «Живые лица» пригласили журналистов на пресс-чай, рассказать об итогах семилетней работы фестиваля и поделиться главными новостями проекта, а также о перспективах развития молодежного театрального движения в нашем городе.

Фестиваль «Живые лица» откроется завтра в Тюменском государственном институте культуры. А во дворце культуры «Нефтяник» в рамках проекта «Театральная Россия» состоялась трансляция спектакля «Спасти камер-юнкера Пушкина», поставленная актёрами московской «Школы Современной пьесы».

Удивительно порой, какие конфликты и перипетии может породить с детства знакомый литературный сюжет. Новая московская драма в проекте «Театральная Россия» обещает принести тюменцам нечто неожиданное.

На сцене нет актёров, всё действие происходит на экране. Но словно не замечая этого этого, зрители наслаждаются неожиданной и свободной пьесой современного драматурга.

Пьеса советского писателя Михаила Хейфица «Спасти камер-юнкера Пушкина» знакома любителям современной драмы. Острые и резкие повороты, столкновение атмосфер и эпох рождают комические конфликты, а минимализм, ирония и отсутствие декораций только подкрепляют её непринуждённый стиль.

Это история про любовь и ненависть к Пушкину, полная житейского юмора и отсылающая к реалиям советской действительности.

Главный герой Михаил Питунин вспоминает детский сад, где впервые его спросили, любит ли он Пушкина, школу имени Пушкина, и непонятного «Евгения Онегина», техникум и девушку Леру, любви которой он добился, вызубрив лирику поэта и армию, где его заставили читать стихи перед целой ротой.

Проникнутая фарсом, а подчас - искромётной иронией, история заканчивается трагически: в страшные девяностые и друзья, ставшие бандитами, стреляют в героя как раз в момент размышлений о том, мог ли он спасти поэта, если бы был его современником.

Никто никого не спасёт, предупреждает Михаил Хейфиц, но отмеренный отрезок времени, есть у каждого, и в этом отрезке осмысленнее и счастливее может сделать дружба, искусство и высокие идеалы.



Возврат к списку